25 декабря 2011, 1:00

Митинг 24 декабря и я

Итак, дамы и господа, скажу сразу, что здесь не будет ни фотографий, ни политических мнений, ни чего-то серьезно-аналитического — все это вы можете и без меня посмотреть в этих ваших интернетах. Пост будет выполнен в стиле предыдущего, про схожее мероприятие 10 декабря.

Начну с того, что просто так на этот митинг я бы вряд ли поехал, если бы не ночевка в славном городе Королеве у Алекса (которого некоторые из вас, возможно, помнят по редким появлениям в «Богословских бреднях») и его супруги Евгении. В пятницу вечером посидели, кстати, знатно: плотно поужинали, сварили глинтвейн, смотрели с Алексом «Большой куш» и хорошо себя чувствовали, как в старые добрые времена в общаге. Сегодня же бодрячком проснулись, тоже плотно позавтракали-пообедали, в 15:43 сели в электричку и поехали в Москву. То есть непосредственно на вокзал ехал лишь я, а Леха с женой вышли несколько раньше. Но не суть.

Около 16:30 я уже шел к проспекту Сахарова. И хоть я в душе не знал, как туда добираться, все было понятно по направленному потоку «белоленточковых», в ряды которых я и влился, чтоб не потеряться по дороге.

На пути стоит тетка с пачкой белых ленточек, раздает. Прошел мимо, не взял. А вот и одна из ленточек уже в дорожной грязи валяется. ТруЪ снежная революция.

Долго ли, коротко ли, показались рамки-металлодетекторы. Дохера рамок по всей ширине проспекта. Тут уже нигде не обойдешь, да и митинг в самом разгаре, никто сворачиваться не собирается. Пришлось проходить, после чего господин полицейский попросил меня открыть рюкзак, прошедший традиционно через стол мимо рамки. Открыл. Он посмотрел внутрь, увидел там скрученную грязную футболку (угу, вчера там был сменный комплект белья, а сегодня уже поюзанный, футболка лежала сверху), расческу, мышку (всю неделю с собой таскаю, не знаю зачем) и что-то еще. Посмотрел, замялся, спросил: «Что это?» Я сказал: «Футболка». Он засунул руку в рюкзак и чуть-чуть пошуровал. Показались трусы. «Мм.. Бутылки какие-нибудь есть?» — «Нет, стекла нет». — «Проходите».

Меня всегда радовали такие проверки. Он даже не попросил открыть другие отделения рюкзака. А ведь я туда мог бы положить пистолет. Или еще того хуже — бутылку. Ай-яй-яй.

Все, я почти в гуще событий. Народу тьма, холодно, кто-то что-то громко говорит на сцене. Или нет, он даже умудряется петь, притом очень погано. Наверное, это «концертная часть», но после этого твита она меня уже мало интересовала.

Единственное, для чего я сюда пришел — смотреть на людей. Кто сюда ходит, как себя ведут, что говорят. В прошлый раз я пришел поздно, было темно, лиц не разобрать, поэтому я смотрел на плакаты. Сегодня я срал на плакаты и смотрел только на людей и на то, что между ними творится.

Вливаться в концентрированную биомассу пока повременил, встал в стороне для выполнения квеста «найди вайфай». Еще на Болотной я пытался поймать хоть какую-нибудь незапароленную точку, но так ничего и не вышло. И в этот раз чуда тоже не случилось. Пробовал подключиться к бесплаткам в разных местах проспекта — хрен там был. Почему организаторы до сих пор не обработали этот момент? У меня вот КПК отдельно, телефон отдельно, и мне легче подключиться к вайфаю, чем коннектить эти два аппарата по блетузу. И из-за этого я уже второй раз не могу ничего затвитить непосредственно с места событий. Где ваши три миллиона рублей? Неужели так жаба задушила купить парочку ётовских яичек и поставить в разных местах на четыре часа? Ай-яй-яй.

А пока я копался с КПКшечкой, ко мне подошел мужичонка с небольшой анкеткой, ручкой и попросил ответить «на несколько вопросов», касающихся моих выборов и митингований. «Откуда вы узнали про митинг?» — «Из интернета» — «А откуда именно: вконтакте, или там, может быть...» — «Твиттер» — «...может быть, фейсбук или...» — «Твиттер!» — «А?» — «ТВИТТЕР!» Мужичок подумал и поставил куда-то крестик. Потом он спросил что-то еще, потом еще. Потом я увидел, что ему охренеть как холодно, у него трясутся руки, а перечислить кучу вариантов ответа на следующий вопрос он не может, потому что это митинг, детка, тут хрен чего услышишь. Поэтому я уткнулся в его листочек, стал читать сам, показывать пальцем на ответ, а он ставил крестик. Отвечать старался честно, но вот последний вопрос о том, приду ли я снова на митинг, заставил задуматься. Ответил «ага». На том и разошлись.

Ну что, пора пробиратся. Пошел по левой стороне. Параллельно пытался смотреть на экран, где вроде как транслировали Шевчука. Но вот только из-за этих гребаных флагов экрана не было видно вообще никак. Поэтому поверил на слово, что там был Шевчук. И, как я недавно узнал, это даже была не трансляция, а запись.

Пробиваемся дальше, смотрим на людей. Мужиков, действительно, большинство. Пар почти не было (в 17:30 на Болотке только они и мельтешили). Но есть и девушки, женщины, бабуси. Женщины, как я заметил, в основном прыгали на одном месте, чтобы согреться. Видел одну даму в возрасте, подпрыгивающую в белых брюках и белых дутиках (цвет верха не помню) и что-то скандирующую, уперев свой взгляд в сцену. Со стороны смотрелось забавно, я аж засмотрелся. А она все прыгала, прыгала, и, пока не увидела, что я на нее лыбу даю, не прекратила. И настроение у нее ощутимо опустилось.

Пытаюсь идти вперед. Человек со сцены озвучивает примерное количество людей — 130 тысяч. Это, конечно, вау, но я не уверен, что именно на тот момент там стояло даже и 70 тысяч человек. Возможно, эта цифра справедлива для оценки всего «оборота» людей в этом мероприятии. Ну не было там 130 тысяч. Я бы увидел :)

Кто-то начинает кричать «Путина в отставку!» За ним повторяют. Кто-то параллельно кричит «Чурова в отставку!» Людям нравится, но многие молчат. А я после интервью с замерзшим мужиком и вовсе рта больше не открывал.

О, идет мужичок с тарелкой макарон. Вот оно! Вот куда потратили три миллиона — макароны с кетчупом! К нему обращается другой мужик: «Где?» — «Вооон там» — «Бесплатно?» — «Конечно, бесплатно!» Оба ушли в направлении длинной очереди. Это я приехал сытый и только пришел, а люди стоят по два-три часа. И за свое стояние получают пердик макарон на пластиковой тарелочке. Хотя, с другой стороны: еда, чай, сортиры. Хм. Я, конечно, не знаток истории в плане подробностей митингов прошлых лет и столетий, но мне показалась странным такая тотальная организация всего (за исключением бесплатного вайфая). Это уже не митинг, а тусня какая-то выходит. Бесплатный концерт. Пришел, поел, попил. О, а вот две девочки из толпы вылезли, стоят разговаривают. Наверное, знакомиться пришли. Митинг же.

Чел с микрофоном просит полицейских организовать порядок у сцены. Потом говорит, что как-то сильно там столпились, «давайте на раз-два-три сделаем полшага назад». Признаться, в этот момент мой сфинктер сжался от осознания того, что сейчас эта толпа «сделает полшага» прямо на меня. Но нет, люди действительно отошли назад буквально на полшага-шаг без последствий. Через некоторое время процедура повторилась, но мне было пофигу.

Но пора переходить на правую сторону, там интереснее. А чела с микрофоном походу начало переть: его речь обрела стиль и интонацию какого-то злобного Кащея из старого советского фильма-сказки. Или проповедника тоталитарной секты. Навроде того пятидесятника (или как его там) из «Скажи аминь на...» Я не помню, что там заливал этот политически подкованный крендель, но мне стало дурно от ощущения того, что людей держат за каких-то детишек, которых можно взбудоражить такими вещами. В общем, не понравилось.

Тем временем я оказался на правой стороне проспекта и немного продвинулся вперед. Честно сказать, я хотел подойти вплотную к сцене, но как-то не удалось.

Люди. Много людей. Люди с флагами, бумажками, ленточками, без ленточек. Люди ходят туда-сюда, вперед-назад. Люди смотрят по сторонам, в пол, в небо, в фотоаппараты, на других людей, на сцену, на экран, который, черт возьми, за флагами не видно. И тут — хоп — бородатый мужик сидит. Я так и не понял, что это была за башенка, у которой он сидел, на ней сверху стояли, по бокам сидели, или как-то еще. Я не заметил остальных только из-за этого мужика. Он сидел лицом «в народ», держал что-то непонятное в руках, а на локте была налеплена бумажка с каким-то лозунгом. Но его лицо. Оно было таким добрым, умиротворенным. Почти святым. И смотрел он в никуда. Казалось, ему ничего этого не надо, он держит свою какую-то вещь, сидит, улыбается, щеки румяные — и для него все проблемы решены. И молчит. И так прям это за душу взяло, как будто вот она, истина, здесь, у мужика. Но всем похер. И я пошел дальше.

Тут я стал понимать, что у меня мерзнут ноги. Да, мои новые «ральфы» не прошли краш-тест на беременность длительное сохранение тепла. И, как назло, тупик. То есть люди с передней части толпы перестали на время переходить в ее заднюю часть. Стоим, слушаем выступление какого-то наблюдателя, который говорил так, как будто он не на сцене стоял, а бежал куда-то, из-за чего его речь была похожа скорее на несуразную кричалку футбольного болельщика. Ненавижу такую манеру говорения. Но стою и слушаю, а что делать?

Опаньки, кажется, в толпе появился прикольный чувак. Рано или поздно, на каждом большом собрании появляется такой вот прикольный чувак, с которым становится веселее. На этот раз им оказался худощавый мужчина лет сорока пяти-пятидесяти, одет был нормально, по погоде, на юродивого похож не был. «Свободу Навальному!» — вот после этого я обратил на него внимание. «Свободу Навальному!» — повторил он. Рядом появился кекс, который начал объяснять, что Навального уже отпустили. «Свободу Навальному! Свободу его выступлениям на телевидении!» — выкрутился он и пошел вперед. Я понял, что такого кадра терять нельзя, и пошел следом.

На сцене вырос Дед Мороз (wtf?), которому дали микрофон. «Зачем нам дед, давайте бабу! Дед, где Снегурочка?» — выкрикивал прикольный чувак. Людям было похер, люди слушали бредни Деда Мороза.

Потом (или, наоборот, до Деда Мороза? хотя пофигу) объявили выступление Владимира Познера, которого тоже вывели на экран. А флаги да, все еще загораживают. «Эх, ботинки промокли. Это все Путин виноват! Познер, хватит врать!» — прикольный чувак «отжигает». Видать, недостаток внимания у человека. А Познер тем временем что-то пробздел и выключился. Прикольный чувак недоумевающе повернулся назад, в мою сторону, со словами: «Что он сказал?» Ага, я тоже не вдуплил, что там Познер сказал, поэтому пожал плечами. И никто ничего не сказал.

Вообще, надо сказать, что до этого момента у меня часто мысли крамольные пролетали. Вот мы имеем санкционированный митинг, большую толпу, энергичных организаторов. Вот они стоят и шароё митингуют. Мирно. Но вот, чисто гипотетически, взять какого-нибудь «заводилу» или группу «заводил», которые смогут в определенный момент времени (когда, например, концентрация биомассы достигнет критического значения) всю эту толпу завести, раскачать, раскочегарить, взбесить и побудить к активным действиям. Или даже чтоб эти ребята со сцены какие-нибудь вещи недобрые кричать стали. Ведь эту массу-то потом никто не остановит. Трындец ведь будет. Или нужно больше людей?

Но не суть. Ушел прикольный чувак, и мне тоже походу пора идти. О, какая-то девушка мимо идет. В одной руке белый цветочек, в другой какая-то табличка, а на лице — беда — нет ничего. Просто идет поперек толпы девочка с цветочком, табличкой и пустыми глазами. И ничего ей не надо. Просто цветочек и табличка. Всё. И таких людей, мальчиков, девочек, дедушек, бабушек — полна коробочка. Судя по их взглядам, они либо сильно устали, либо их действительно мало чего интересует из происходящего. Или это родственники того бородатого умиротворенного мужика. Точно.

Митинг подходит к концу, «чтец» зачитывает со сцены резолюцию, после каждого пункта которой толпа должна одобряюще что-нибудь прокричать. Или, наоборот, посвистеть. Кульминационный момент перед закрытием митинга. Мне пофигу на резолюцию, нужно без приключений дойти до метро, без толпы, поэтому я разворачиваюсь и молча иду на выход.

И вот тут я увидел всю правду, всю, как говорят, «квинтэссенцию» этих ваших митингов. Лицом к сцене стоит девочка, смотрит в мобильничек и что-то там очень увлеченно делает. «Тамада» зачитывает пункт, толпа одобрительно кричит «аааауууааааыыыыы», и девочка, не отрываясь ни одним глазом от дисплея телефона, подхватывает ненадолго «ааааааыыы» и чуть-чуть подпрыгивает. И пошла дальше в телефоне лазить. И здесь я подумал еще раз, правду ли я ответил тому замерзшему опросчику на последний вопрос. Митинги-то эти, по сути, и вправду тусня. Народ собирается, чтобы повеселиться. И там действительно весело, я улыбнулся пару раз. Но это не митинг. Мало кому из толпы нужны вот эти требования, которые написаны на табличках, которые выкрикивают клоуны со сцены. Людям-то хорошо живется, есть, что покушать, есть, во что одеться. Какие, к чертям собачьим, «заводилы»? Кому оно надо? Проблемы-то никому не нужны. Ни у кого кусок хлеба не отнимали, никого не убили, Навального отпустили. Нет никакого мотиватора, нет той реальной, ощутимой вещи, ради которой эти вышедшие на улицу «недовольные» могли бы действительно что-то сделать.

Это не митинг. Это дейтинг. Так я считаю.